20:25 

Пятый дракон

Mr.Chaffinch
Зяблик рюмит перед дождем
Spring-8. Расскажите мне про невезучего черного мага. такого, который "сделать хотел грозу, а получил козу", про "прекрасную девственницу", которую должны были принести в жертву, и пять драконов - по одному на каждую сторону света. и пусть в конце усердие будет вознаграждено, а желание сократить путь - наказано.

Название: Пятый дракон
Автор: Mr.Chaffinch
Рейтинг: G
Жанр: приключения
Предупреждение: немного китайской мифологии, упоминания скандинавской мифологии
Размер: мини (5064 слова)

Пожилой согбенный мастер сидел за солидным дубовым столом над горкой исписанных листов и добросовестно перечитывал каждый из них, иногда и не по одному разу. Он сразу узнавал и убористый почерк отличников, надеявшихся поразить преподавателя всеми масштабами своей эрудиции, и размашистые каракули иных персонажей, старающихся заполнить необходимый объем сочинения не столько знаниями, сколько переносами со строки на строку. Мастер не очень винил их - он и сам не был великим знатоком истории магических учений, ему хватало того необходимого минимума, который требовался когда-то для поступления в гильдию. Хватит и нынешним молодым магам. Пожалуй, всем, кроме Рональда. Впрочем, этому вообще не грозит сдать экзамен ни по каким параметрам: самым большим его достижением в области магии по-прежнему оставалось эффектное исчезновение в клубах дыма, - и то мастер подозревал использование дымовой шашки.
- Бездарь! - мрачно пробормотал мастер, вычеркнув из сочинения утверждение о том, что Мерлин был величайшим из асов.
И в этот момент за окном что-то грохнуло, да так, что свет на мгновение померк, а стекло разлетелось вдребезги. Еле мастер успел прикрыть широким рукавом лицо от осколков. В бешенстве он подскочил к окну с прытью, не подобающей его возрасту, и успел увидеть исчезающие за клубами сизого дыма непослушные рыжие вихры.
Тут долготерпению мастера пришел конец, хотя он многое мог снести из снисхождения к молодому поколению, а более всего - из-за того, что за каждого ученика ему полагалась особая ежемесячная плата от гильдии, заинтересованной в одаренных молодых людях. Но кто и когда счел одаренным бездаря Рональда, ленивого неумеху, вечного недоучку, самого негодного из всех, кто когда-либо имел магические способности?! Мастер мог только посмеяться над непрозорливостью этого человека. Потому, отерев лицо от сажи, которую оставил на нем странный дым, он немедленно отправился в сад. И уже через полчаса юный Рональд, все еще растрепанный и несколько чумазый, стоял за воротами дома учителя, тиская в руках узелок со своими небогатыми пожитками. Не помогли ни мольбы, ни уговоры, что это он случайно, ни обещания сию же секунду исправиться.
- Вот злыдень! - сказал Рональд себе под нос, показал воротам язык и, оставив их скрипеть от возмущения на ветру, не спеша двинулся вдоль по улице.
Не сказать, чтобы родители ему очень обрадовались.
- И-эх, - сокрушенно сказала мать, бухнув перед ним на стол кружку с молоком и уперев руки в бока. - Отощал!.. Мы-то думали, в гильдию вступишь, в люди выйдешь! Да видно, не судьба. Что же, станешь мне помогать торговать на рынке.
- Еще чего, - пробормотал Рональд в кружку.
- Он тебе все яйца переколотит, - предрек отец из-за открытой двери в мастерскую.
- И ничего не переколочу, - сообщил Рональд кружке.
- Да оторвись ты от своих часов, выйди! Тут судьба ребенка решается! - всплеснула руками мать.
Отец послушался, появился на пороге и посмотрел на Рональда из-под подвязанной для работы рыжей челки скорее насмешливо, чем строго.
- Ну что, ребенок, ко мне в подмастерья или с матерью на рынке торговать?
- Ни то, ни другое, - важно сказал Рональд. Все еще кружке. - Я стану магом.
- Ой ли. Три года в учении, а толку нет! Отощал только.
- И ничего не отощал. Старый мастер думает, что выгнал меня - и делу конец. А в гильдию не только через его учение принимают! - заявил Рональд. Он приподнялся, воспрял, озаренный внезапной идеей. - Есть ведь в уставе пункт про прием победителей чудовищ? Есть! Так что же мешает мне, без пяти минут черному магу?..
- Чудовищ?! - ахнула мать, прижав ладони к щекам.
- Вот что, черный маг, отмыл бы ты свой черный лик - и спать. Завтра день рано начнется, - сказал отец тоном "кроме шуток" и снова скрылся в мастерской.
Однако того, насколько рано начнется день непосредственно для Рональда, он и не предполагал. Еще все спали, когда тот, снова вооруженный не разобранным с вечера узелком, тихонько выскользнул из дома. Путь его лежал в гавань, ибо каждый знает - чудовища водятся нынче лишь на краю света. Добраться до него иначе, как по морю, и мечтать нечего, тут никакая дымовая шашка не поможет.

Если бы свирепая холера не унесла столько жизней за последний месяц, то нахального "зайца" ссадили бы в ближайшем порту или даже отправили поплавать, как выразился хмурый боцман. Теперь же, когда каждый человек был на счету, капитан принял мудрое решение: если хочет, пусть остается юнгой.
- Я без пяти минут черный маг!.. - заладил было свое "заяц", гордо вздернув чумазый нос, - и безжалостно получил по нему половой тряпкой.
- Если палуба будет черной, всыплю плетей. А магией ты ее будешь драить или руками, мне насрать, - сказал боцман.
Некоторые легковерные из команды даже притихли - не превратит ли боцмана без пяти минут черный маг в лягушку за такие речи? Но маг не превратил, только шмыгнул носом и взял тряпку. Джеймс подумал, что это разумно. В то, что мальчишка в самом деле маг, он не поверил, а для обычных смертных шутки с боцманом плохо заканчиваются. Уж на что к нему самому как к штурману отношение было особым, - с одной стороны слегка благоговейным из-за объема знаний в его голове, а с другой стороны несколько недоуменно-презрительным, - а и ему, бывало, доставалось.
Но от прилепившегося намертво прозвища - "без пяти минут черный маг" - новоиспеченному юнге было теперь не отделаться. Напрасно от твердил, сначала сердито, потом едва ли не с мольбой, что зовут его Рональд. Матросы только зубоскалили, интересуясь, когда пять минут наконец выйдут.
Плюнув на свое положение объекта всеобщих насмешек, Рональд покорился судьбе, день за днем натирая палубу, перетаскивая грузы и даже удостоившись участия в сматывании тросов в бухты, хоть, по замечаниям зорко следившего за его успехами боцмана, он и оставался криворуким салагой.
Поначалу было так тяжело, что все то немногое время, что отводилось ему на отдых, Рональд спал. По команде вставал, не вполне еще очнувшись, шел куда велели и делал что велят. Чинов он не разбирал, матросам подчинялся так же, как и начальству, что приводило тех в восторг и вызывало приступы бурного остроумия. Задав что-нибудь в духе привязки к мачте сапог боцмана, - "они сам велели, для просушки!", - шутники с удовольствием наблюдали сначала за тщательным исполнением дурацкого задания, а потом - за суровой расплатой за некритичность мышления. Впрочем, случай с сапогами был последним такого рода, потому что боцман дознался, кто надоумил дурачка, и зачинщику влетело не хуже, чем Рональду. Достоверно было известно, что сам Рональд никого не выдал, что снискало ему если не уважение, то, по крайней мере, покой.
Джеймс наблюдал за перепитиями в жизни Рональда лишь издали. Во-первых, у него было полно своей работы, во-вторых, сам он не обладал достаточным авторитетом, чтобы защитить Рональда от издевательств команды. В конце концов, утешал он себя, трудности для молодости - во благо. Хотя бы про магию юнец больше не вспоминает, занятый реальными, полезными делами.
Однако не прошло и месяца, как о магии возмечтала вся команда, от капитана до последнего матроса, потому что только чудо могло спасти их.
Шли хорошо - узлов восемь, паруса не теряли свежего ветра, полосу штиля миновали удачно, оставалось буквально обогнуть хорошо знакомый мыс - и вот она, цель путешествия, большой торговый порт, где оставят одни грузы и заберут другие, чтобы идти с ними обратно. Благополучное прибытие казалось делом решенным, местный фарватер был настолько хорошо изучен, что и лоцмана брать не стали. В этом была причина или привычный путь настолько изменился, что и лоцман бы не спас от беды, а только посреди ясного светлого дня корабль вдруг сотряс мощный удар. И в тот же миг порыв ветра, ставшего из свежего едва ли не ураганным, согнул, как травинку, грот-мачту и с треском преломил ее. Ничто не предвещало шторма еще пару минут назад - и вот он уже бушует вокруг во всей красе, заливая корабль сверху волнами в дополнении к потокам, хлещущим через пробоину в трюм.
Пробовали закрыть пробоину парусом - без толку. Корабль хрипел и скрежетал, буквально разваливаясь на части, и было во всем этом внезапном крушении нечто настолько мистическое, что капитан не решился на долгую борьбу. Были спущены шлюпки в надежде, что до близкого берега удастся добраться. Оправдались ли она - о том ни Джеймс, ни Рональд не узнали.
Их смыло в море - и во всеобщей суматохе никто не озаботился их спасением. Джеймс и не ждал спасения, занятый одним чаянием - вцепиться во что-нибудь деревянное. Очень кстати подвернулся обломок грот-мачты. Обняв его крепче, чем родного брата, Джеймс закрыл глаза и отдался на милость морских богов, другого ему не оставалось.
Очнувшись, Джеймс с удивлением обнаружил себя на берегу. Морские боги были милостивы или кусок дерева спас - главное, он был цел, невредим и даже на суши. Поднявшись, Джеймс принялся оглядываться. Кругом не были ни души, если не считать Рональда, вцепившегося, оказывается, в тот же обломок и пришедшего в себя одновременно с Джеймсом. Он сел, встряхивая головой и озираясь.
- Ох, неужели я живой?
- Похоже на то, - сказал Джеймс, ежась. Ветер был еще крепок, хотя море уже успокаивалось. Казалось, оно бушевало только для того, чтобы сбросить с себя самоуверенных людей, а теперь снова пришло в хорошее расположение духа.
- А где это мы?
Вопрос был не лишен резона. Вряд ли их могло отнести далеко от все того же мыса, но Джеймс на всякий случай поднял взгляд к небесам, надеясь сориентироваться по солнцу.
- Что за чертовщина! - воскликнул он, найдя солнце вовсе не там, где ему следовало быть: день только начался, но солнце уже стояло в зените. Пришлось счесть, что не стоит доверять собственным глазам после столь бурного приключения. Требуется отдых, просушка одежды и, желательно, кружка горячительного - тогда и солнце встанет на место, и в голове просветлеет. Так Джеймс и сказал Рональду.
- За костром дело не станет, - уверил Рональд. Он вытянул вперед руку ладонью кверху - и на ладони заплясали веселые язычки пламени.
Джеймс даже не удивился. Свихнулся - это ничего, это бывает. Зато жив.
Они было приблизились к густым темным зарослям за песчаной полосой в надежде добыть дров - но их ждало жестокое разочарование: растительность была травянистой, хоть и высокой, и такой сочной, что жечь ее нечего было и думать. Ничего не оставалось, как двинуться вдоль берега, предоставив одежду солнечным лучам.
Твердо решив не доверять своим глазам, Джеймс не дрогнул, когда за очередным обойденным крупным камнем в его тени обнаружилась девушка в красном одеянии. Она сидела прямо на песке и имела очень праздничный вид - черные волосы ее были богато убраны цветами, с шеи свисали нитки бус, на запястьях позванивали браслеты. Лицо ее показалось Джеймсу немного странным, непривычна была форма разреза глаз. Но в целом оно было вполне миловидным.
Только когда Рональд вскрикнул и радостно устремился к ней, Джеймс понял, что это не видение.
Девушка в свою очередь испуганно вскрикнула и дернулась. Тогда Джеймс заметил, что то, что он принял за браслеты, на самом деле - цепи, надежно удерживающие девушку около камня.
- Не бойтесь нас! Мы несчастные моряки, потерпевшие крушение... - затараторил Рональд.
Девушка одновременно испуганно залопотала на чужеземном языке, воздевая руки в отчаянных жестах. Вслушиваясь, Джеймс понял, что это какой-то из диалектов далеких восточных земель Минь или нечто, сродное им. Откуда на этом мысе могла взяться девушка из тех краев, оставалось неразрешимой загадкой. Собрав по закромам памяти остатки знаний, Джеймс перебил Рональда:
- Я и он - море, моряки, - сообщил он, для верности ткнув в свою грудь и в сторону Рональда пальцем. - Она? - он ткнул пальцем в девушку.
- О, ты знаешь ее язык! - обрадовался Рональд. - Спроси, зачем она тут сидит.
Девушка разразилась длинной тирадой, из которой Джеймс с грехом пополам понял только, что она ожидает здесь смерти, которая должна прийти с моря. Он передал это Рональду. Тот немедленно схватил за конец цепи и убедился в ее прочности. Цепь начиналась браслетом на правой руке пленницы, опоясывала камень и заканчивалась браслетом на левой руке. Не сдвинув камень, не разорвав цепь или не взобравшись на высокий гладкий камень, чтобы перекинуть цепь через него, девушка не смогла бы освободиться.
- Делов-то, - сказал Рональд, крепко сжав цепь в кулаке. Через несколько мгновений что-то закапало из его ладони на землю, а затем упала и разорванная цепь - будто расплавленная под ладонью.
- Пять минут прошли? - глупо спросил Джеймс, глядя на него во все глаза.
- Что? А, это пустяки. Это я и раньше умел, - скромно сказал Рональд и вздохнул, вспомнив, как запаливал в руке дымовые шашки прежде, чем эффектно исчезнуть перед очами старого мастера. О том, что этим его умения и ограничиваются, он не стал распространяться.
Девушка между тем не спешила радоваться вновь обретенной свободе, а продолжала сидеть, поникнув, как сорванный цветок.
- Идти кабак, - обратился к ней Джеймс. - Тьфу... просто идти. Идти отсюда.
Она подняла лицо, мокрое от слез, и снова горячо заговорила, показывая что-то на пальцах. Джеймс хмурился и кусал губы, всеми силами стараясь понять ее.
- В общем, напрасно ты ее освободил, - наконец резюмировал он. - Она хочет умереть. Потому что ей шестнадцать и мужа у нее нет.
- Мне тоже шестнадцать и у меня тоже нет мужа. Это ж не повод помирать! - возмутился Рональд. Он схватил девушку за плечи и попытался поднять, но она отчаянно сопротивлялась, повторяя все одно и то же слово. Джеймс вдруг вспомнил его значение.
- Чудовище! - воскликнул он. - Оставь ты ее. Она здесь как дань некоему чудовищу, - и сам поразился своей догадливости. - Видно, у них... у ее народа шестнадцатилетние девицы считаются залежалым товаров, вот и скармливают их какому-нибудь духу моря.
- Тем более пусть уходит отсюда, - заявил Рональд, на всякий случай оглянувшись по сторонам - пока чудовища не было видно.
- Тогда пострадает ее семья, как я понял.
- Да и черт бы с такой семьей, - пробурчал Рональд. Он сел рядом с девушкой и сосредоточенно потер лоб, пытаясь придумать выход. Кажется, просто уйти не приходило ему в голову. - Рональд, - сообщил он, показав на себя.
- Сюли, - невесело представилась в ответ девушка.
Джеймса так и подмывало спросить, где люди, найти поселение и, как он надеялся, получить помощь и какое-нибудь средство добраться до порта. Но вместо этого он тоже назвал свое имя и сел на землю. Некоторое время они сидели так в молчании, напоминая кружок неудачливых заговорщиков. Сюли робко разглядывала Джеймса - видимо, среди ее родичей не водилось светлокожих, светловолосых и голубоглазых, да еще явившихся из пучины моря.
- Я и отправился на край света, чтобы победить чудовище, - наконец нарушил молчание Рональд. - Но если честно, не подумал, как именно я буду его побеждать. Мне казалось, должно быть какое-то известное средство. Пусть расскажет побольше о нем.
Сюли усердно изложила все, что знала о чудовище со странным именем "нянь". Но Джеймс понял едва ли треть из сказанного. Явится нянь в безлунную ночь, заберет дань, а как победить его - знает лишь пятый дракон.
- Думаю, это идиома, - добавил он о последнем утверждении. - Вроде нашего "черт его знает".
- А вдруг нет! - воскликнул Рональд. - Почему именно пятый? Сколько их всего? Где их найти?
Джеймсу пришлось выспрашивать все это у Сюли, используя более жесты и мимику, чем свой небогатый словарный запас.
- Я был прав, - наконец с мрачным торжеством объявил он. - В их поверьях есть по дракону на каждую сторону света. А их четыре штуки. Так что пятого дракона вообще нет.
От таких сведений Рональд совсем расстроился и ни капельки не удивился, когда на рукав его капля за каплей полились слезы Сюли. Кому же умирать хочется! Только что-то уж очень бурным потоком льются слезы. Обернувшись, Рональд с удивлением обнаружил, что то не слезы, а капель сверху, с усатой чешуйчатой лазурной морды, возвышающейся над камнем. Морда внимательно смотрела на его совершенно осмысленным человеческим взглядом.
- Нянь!!! - заорал Рональд и кинулся бежать, с положения сидя получилось - на четвереньках. Джеймс и даже Сюли последовали за ним в меру своих сил.
- Я не Нянь! - громогласно и несколько обиженно возвестила морда. - Я Ао-Куан!
Сюли остановилась. На лице ее теперь читался не ужас, но крайнее изумление. Она что-то спросила у морды, а та довольно закивала.
- Тот самый, - уверила она. - Слышу, вы про драконов говорите, дай, думаю, погляжу. Может, это те, кого я на берег вынес сегодня. Повернулся немножко, чихнул, скорлупку вашу и того... Эх, - он вздохнул, всколыхнувшись усами.
- Ао-Куан! - изумленно воскликнула Сюли, качая головой.
- И сколько у вас тут чудовищ? - спросил Джеймс, не отваживаясь приблизиться к камню. - Ты-то нас есть не собираешься?
- Вот еще, - фыркнул Ао-Куан. - Мы, драконы, таким не занимаемся.
- Так ты дракон! - обрадовался Рональд. - Не пятый случайно? Не знаешь, как Няня одолеть?
- Нет, не знаю, - сказал Ао-Куан. - И никакой я не пятый. Я восточный. А зачем вам одолевать Няня?
Сюли рассказала ему свою историю. Дракон прекрасно понимал оба языка, на которых говорили люди, а отвечал так, что понимали его сразу и Джеймс с Рональдом, и Сюли. Как это у него получалось, осталось за гранью разумения Джеймса, а остальные и не интересовались, волнуясь, не знает ли Ао-Куан средства против Няня или того, кому оно ведомо.
Ао-Куан был так растроган рассказом Сюли, что даже прослезился, утирая глаза кончиками усов.
- Как образумить Няня я не знаю, - сказал он наконец. - Но я-то еще молод, всего-то восемьсот лет. А другие - они, может быть, и знают. Давненько я не наведывался к ним в гости! Решено, сегодня же навещу всех и поспрашиваю. До вечера как раз обернемся. Кто со мной? А то они такие, знаете ли, еще не поверят мне...
- Я! - сразу же вызвался Рональд.
Сюли сказала, что она бы отправилась непременно, но ей нужно оставаться здесь на случай, если Нянь явится раньше. Джеймс поглядел на Рональда, поглядел на Сюли...
- Оставайся уж, - разрешил ему Рональд. - В случае чего хоть Няню зубы заговоришь. Он по-нашему, наверное, не понимает.
Ао-Куан склонил могучую чешуйчатую шею к самой земле, и Рональд взобрался на нее. Накрепко вцепившись в усы, он приметил, что крыльев у дракона нет, тело свивалось в кольца, как у гигантской змеи, и терялось где-то в волнах. Стало быть, придется не по воздуху лететь, а плыть.
- Не тебя, случаем, Йормунгандом называют? - осененный догадкой, спросил Рональд.
- Нет, так дразнят моего старшего брата, дракона севера, - отозвался Ао-Кун. - Но мы сначала на юг отправимся. Потому что там бананы. Держись!
И он стрелой полетел над волнами. Рональд даже удивиться не успел - а берег с Джеймсом и Сюли уже скрылся из виду. Слететь бы ему с такой скоростью с дракона и найти свой конец в волнах, - но покойно было, будто не на драконе летит он над гладью морской, а все еще сидит на берегу. Только легкий ветерок и ощущался. Море сияло в солнечных лучах и слепило глаза. Рональд зажмурился, а когда снова открыл глаза, перед ними уже возник приветливо зеленеющий остров. Пальмы помахивали им, будто старым знакомым. А на отмели грелся огромный черный змей. Рональду показалось, что он даже крупнее Ао-Куана. Брови у него были седыми, усы еще более пышными, чем у младшего собрата, они вольно развевались от его могучего храпа, а чешуя лоснилась и переливалась на свету отблесками золотого и алого.
- Привет, братишка! - непринужденно крикнул Ао-Куан.
- Мгрх, - недовольно ответил братишка.
- Расскажи ему все, он поможет, - пообещал Ао-Куан и почти скинул Рональда на отмель. Его жадный взгляд был всецело занят зеленью острова. - Бананы! - и он без дальнейших пояснений устремился на поиски любимого лакомства. Для того он даже выполз из воды. Поглядев, как он, кольцо за кольцом, извивается, сминая хрупкую зелень, Рональд вздохнул от грандиозности зрелища.
- Кто будешь? - спросил его басовитый голос.
Рональд тут же обернулся. Прямо на него подозрительно смотрел желтый внимательный глаз. Сверх того черный дракон даже усом не пошевелил.
- Меня зовут Рональд, - как можно почтительнее сообщил Рональд и на всякий случай поклонился. - Я ищу способ одолеть чудовище Няня, чтобы оно больше не пожирало людей. Не знаете ли вы, как это сделать?
- Ао-Цинь знает многое, - пророкотал дракон. - И про зной, и про холод, и про жирафов, и про пингвинов, и про пустыни, и про заводи, и про лианы, и про леса без тени... Хр-р-р...
- Кхм, - деликатно кашлянул Рональд. - А про Няня знаете? Такое чудовище, людей ест.
- А? Что? - переспросил Ао-Цинь. - Нянь... Да, да, Нянь. Ао-Цинь ни разу не видел его, даже во сне. А он очень велик?
Рональд признался, что не знает, но думает, что очень, после чего Ао-Цинь назидательно сказал, что надо не думать, надо знать. И снова погрузился в сладкую ленивую дремоту.
- Ну что? - спросил Ао-Куан, вернувшись с острова всего через каких-нибудь полчаса. Выглядел он очень довольным.
- Ничего, - сердито ответил Рональд. Ему ничего не оставалось, как сидеть все это время на отмели рядом с Ао-Цинем и слушать его заливистый храп. - Не знает он. Спит все время.
- Это со всеми драконами к старости так, - снисходительно пояснил Ао-Куан.- Ему ж уже... Нет, не помню. В общем, он, конечно, младше дедушки, но тоже древний. А дедуля так вообще спит всегда. На запад?
И они понеслись на запад все тем же манером: Ао-Куан скользил по водной глади, а Рональд сидел на его шее. Не счесть, сколько опасных рифов пронеслось мимо, все были обойдены с величайшим искусством существа, не раз резвившегося в этих краях.
Второго брата Ао-Куана они застали за серьезной работой: он вел учет своим делам, деловито перекидывая хвостом костяшки на огромных счетах из слоновой кости. Они были установлены между двумя высокими валунами прямо в море. Сам дракон был полностью красным, только усы и шерстка под подбородком золотые.
- Два пишем, семь на ум пошло... - сосредоточенно бормотал он.
- Привет, привет! - провозгласил Ао-Куан. - А я к тебе Рональда привез.
- На что мне твой Рональд, когда у меня по нересту желтоперого тунца недостача? - строго спросил красный дракон.
- Так это... - растерялся Ао-Куан. - Ао-Цзюнь, мы ж тебя ненадолго оторвем от дел. На самую чуточку. Не знаешь, как чудовище Няня извести, а? Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
- Время - деньги! - отрезал Ао-Цзюнь и снова защелкал своими счетами.
- Как это - деньги?! - взвился Рональд, чуть не упав в море от возмущения. - Какие уж тут деньги, когда живого человека могут съесть?!
- Плохо вы знакомы с принципами рыночной экономики, молодой человек, - сурово ответил Ао-Цзюнь. - Впрочем, впрочем... и мы не лишены милосердия, - добавил он уже мягче и, приподняв счеты, так стряхнул костяшки, что море заволновалось. - Кого там опять Нянь съесть собирается?
- Одну девушку, - сказал Рональд с надеждой. - Так вы его знаете?
- Как не знать. Такой с бивнями, мохнатый, вымер уже. Или зубастый такой ящер?..
- Ты все путаешь! - раздраженно сообщил Ао-Куан. - Нянь не вымер. И нам надо его победить во что бы то ни стало!
- На здоровье. От меня-то что нужно?
- Как победить-то?!
- А я почем знаю! Мечом, водометом, кочергой наконец, - были бы у Ао-Цзюня плечи, он бы ими очень выразительно пожал.
- Вечно с тобой не столкуешься, - проворчал Ао-Куан. - Не знает он, - обратился он к Рональду.
- Я понял, - уныло ответил тот. - На север?
И они двинулись в путь, не тревожа прощанием Ао-Цзюня, снова защелкавшего костяшками.
На сей раз дорога была длинна и куда более разнообразна. Мимо проносились суда, казалось, не замечавшие ни дракона, ни его наездника. Ао-Куан чаще поворачивал, огибал участки суши. Постепенно стало холодать. У Рональда совсем озябли пальцы, когда навстречу поплыли льдины. Сначала Ао-Куан шел сквозь них, разламывая и кроша, а после, когда толщина льда уже была достаточной, вылез и пополз прямо по белой скользкой глади. Рональду опять пришлось закрыть глаза - сияние вокруг было почти невыносимым. Вдруг приличных размеров снежный шар упал совсем рядом с извивающимся хвостом Ао-Куана.
- Э-гей! - задорно окликнули их. Но не успел Ао-Куан обернуться на зов, как второй снежок прилетел ему по уху и едва не сшиб Рональда.
Навстречу им, мастерски прячаясь среди глыб льда, пробирался белый дракон севера. Сообразив, что его заметили, он приподнялся, более не таясь, и широко улыбнулся во всю свою зубастую пасть.
- Кого я вижу! Мелочь пузатая!
- На себя посмотри, - обиженно сказал Ао-Куан. - Мы к тебе по делу, а ты кидаться.
- И всего-то чуточку, - уверил белый дракон. - А кто - мы?
- Я и Рональд.
- Привет, Рональд! Я Ао-Шунь, - кончик белого хвоста протянулся как для рукопожатия. Рональд осторожно коснулся его пальцами, надеясь, что они тут же не пристынут. Хвост был шершавый, гладкий и на удивление теплый.
- Вы не знаете, как победить чудовище Няня? - спросил он.
- Кого-кого? Няня? Нет, не знаю. А что мешает просто дать ему в нос?
- В нос? - ошарашенный таким предложением, переспросил Рональд.
- Ну да, в нос. Или что там у него вместо носа? Хобот?
- Знаете, мне как-то эта мысль не приходила в голову, - признался Рональд смущенно. - То есть, наверное, раз уж ему платят дань, то человеку его не одолеть, но если бы ты, Ао-Куан, помог нам...
- Если он не морское существо, то могу ли я вмешиваться? - засомневался Ао-Куан. - Положено ли так?
- А ты положи, - задорно посоветовал Ао-Шунь. - Или трусишь?
Ао-Куан погрузился в тяжкие раздумья и молчал всю обратную дорогу, тревожа Рональда тем, что так и не выказал твердого согласия дать Няню в нос или что бы у него там ни было. Оставалось утешаться тем, что дракону просто не до разговоров - он очень спешил, ведь уже наступил вечер и времени оставалось все меньше. Когда впереди нарисовался знакомый берег и можно было различить на нем две человеческие фигурки, Рональд вздохнул с облегчением. Хотя бы пока никого не съели.
Джеймс и Сюли принялись кричать и показывать на приближающегося дракона пальцами, но радость их была преждевременной: ссадив Рональда на сушу, Ао-Куан заявил, что по ему надо посоветоваться с дедушкой, и, не дожидаясь возражений или уговоров, исчез под водой, подняв тучу брызг.
- Куда это он? Вы что-нибудь узнали? - затеребил Рональда Джеймс.
- Ничего мы не узнали, а он пошел спрашивать разрешения у дедушки на драку с Нянем, - ответил Рональд и подробнее рассказал о своем путешествии.
Джеймс внимательно выслушал, с каждым словом все больше мрачнея. Сюли молчала, переводя взгляд с Рональда на Джеймса и обратно. Она поняла главное: пока чудесное средство не выявлено, а будет ли помощь от Ао-Куана - неизвестно.
Сумерки между тем сгущались. На небе зажглись звезды, и напрасно Джеймс старался отвлечь Сюли, называя их по именам. Она печально молчала, прижавшись к его плечу, и только изредка принималась уговаривать его уйти и оставить ее на волю судьбы. Про Рональда они как будто забыли. Он решил, что это не очень-то вежливо с их стороны после того, как он ради них мотался по стольким морям, и, устроившись за камнем, подальше от неблагодарных, ради развлечения чертил в воздухе огненные узоры. В их отсветах он первым заметил приближающийся темный силуэт.
Мягко ступая большими лапами, к камню крался огромный зверь - то ли бык, то ли лев, с рогами и гривой, с блестящими крупными клыками, торчащими из пасти. Он жадно втягивал носом воздух и с любопытством глядел на Рональда.
- Нянь!!! - заорал Рональд. Огонь в его ладонях взвился вверх столбом, рассыпаясь искрами.
Нянь испугался. Фыркнув, он отбежал назад и сел на хвост, нервно облизываясь. Жгучие искры ему не нравились, огненный человек - и того меньше. И даже явившийся с чем-то наподобие дубинки второй человек, с которым так славно было бы поиграть при других обстоятельствах, был совершенно недоступен из-за противного огня.
Джеймс, вооруженный куском того самого обломка мачты, который спас их с Рональдом жизни, тоже не решился близко подходить к разбушевавшемуся юному магу. Он замер , пытаясь оценить, кто в данной ситуации опаснее лично для него и - в первую очередь - для Сюли.
Так бы и стоять им друг против друга еще долго, если бы из моря не поднялся дракон. Это был не Ао-Куан, которого уже и не чаяли дождаться, а другой, куда крупнее, с золотой чешуей. Седые усы его тянулись вниз и терялись в морской пене. Он поднимался и поднимался, нависая над берегом, и, казалось, заслонил собой небо.
- Нянь! Опять озоруешь?! - громовым голосом вопросил он. - Вот я тебе!
Нянь задрожал и заскулил, поджимая хвост и отползая во тьму.
- Ты у меня во мраке не затеряешься, - догадался о его замысле золотой дракон. Он дунул - и шею Няня обвил толстый узорчатый ошейник, на котором засиял яркой звездочкой маленький красный фонарик.
От такого новоприобретения Нянь сначала завертелся волчком, потом попытался передними лапами снять ошейник, а когда это не удалось, сел на хвост и задумался. Потрогал фонарик лапой. Подумал еще. Подошел к морю, пытаясь заглянуть в него, чтобы увидеть свое отражение.
- Красивый, красивый, - уверил дракон и услужливо подставил гладкий бок, чтобы Нянь мог разглядеть себя.
Вглядевшись, Нянь радостно взвизгнул, подскочил, едва не поймав собственный хвост, и помчался вдоль берега. Долго еще мелькала во мраке красная звездочка - то в восторге танцевал довольный Нянь.
- Так, теперь вы, - строго сказал дракон, обратившись к притихшим Рональду, Джеймсу и вышедшей из-за камня Сюли. - С этими двоими все ясно, совет да любовь. А ты, молодой человек, о чем думаешь? - обрушился он вдруг с упреками на Рональда. - Подбиваешь моего внука на глупости, по морям носишься, когда тебе учиться бы пристало! Отправляйся-ка ты домой. И вот это захвати, - он дунул, и едва не на макушку Рональду свалилась туго перевязанная стопка учебников, завернутая в сетку из золотых чешуинок. - Путь до твоего дома неблизкий, пока доедешь, как раз дочитаешь.
- Как же я... поеду? - только и смог спросить Рональд, прижимая книжки к груди.
- Да уж не на моем внуке. У него живот болит - опять объелся бананов. Золота на книгах хватит, чтобы оплатить проезд хотя бы и до края света. Но туда тебе не надо, а надо домой. Понял?
- Понял, - ответил Рональд.
- То-то же, - промолвил золотой дракон и, прикрыв сверкающие глаза, начал медленно погружаться в море.
Ни Рональд, ни Джеймс, ни Сюли не шелохнулись, пока даже высокий гребень его не скрылся под водой. А потом будто очнулись от наваждения и заговорили все разом. Сюли смеялась и радовалась, что теперь ни ей, ни ее деревне, ни Джеймсу ничто не угрожает. Джеймс возмущался тем, как легко отделался душегубец Нянь. А Рональд издавал реплики, не богатые содержанием: "Ух ты!", "Ну и ну!" - и прочее в том же духе.

Последний вопрос на экзамене в гильдии задавал старый мастер. Он хитро прищурился, оттянул пальцем ворот, откашлялся и только после этого поинтересовался:
- Так кто был величайшим из асов?
- Один, - не колеблясь, ответил Рональд и чуть улыбнулся, вспомнив пометку в книге на полях каракулями (не иначе, хвостом писано): "Это еще как посмотреть!".
Увиденная в окно тонкая золотая цепь на шее, - знак отличия гильдии магов, - объявила родителям о результате экзамена еще до того, как он переступил порог.
- Ну что, пять минут прошли, господин черный маг? - весело спросил отец.
- Маг, просто маг, - поправил Рональд. - А цвет время покажет.

@темы: Фест апрель-май 2015

Комментарии
2015-04-26 в 20:46 

Сусуватари
Какая живая и веселая героическая сказка!!!
Прелесть!

Особенно удивил зверь Нянь: еще и модник, оказывается:)

2015-04-26 в 21:09 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
прелесть какая! Рональд молодец! до своей цели шел упорно)) :red:

2015-04-27 в 16:10 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Сказка очаровательна, автор в своих лучших традициях: юмор, стиль и непредсказуемые повороты сюжета.

2015-04-27 в 23:04 

Mr.Chaffinch
Зяблик рюмит перед дождем
Сусуватари, спасибо-спасибо :goodgirl:

adike, спасибо-спасибо :goodgirl:

Вольфганг Шеффер, спасибо-спасибо :goodgirl:

2015-04-27 в 23:10 

Сусуватари
Mr.Chaffinch, я понимаю. что ФБ близко и надо определяться с командой; я чувствую - скоро майские и будут, наверное, природа-шашлыки..ю но есть ли адежда, что еще какая-либо заявка приглянется? Или все силы - на оридж-реверс?

2015-04-28 в 07:55 

Mr.Chaffinch
Зяблик рюмит перед дождем
Сусуватари, ответил в у-мыл.

2015-04-28 в 08:01 

Сусуватари
Сусуватари, бегу читать:)

2015-04-29 в 10:58 

Ирина в тишине
Always be yourself! Unless you can be Cap.Jack Harkness... alway's be Captain Jack Harkness!
Mr.Chaffinch, отличная сказка! Драконы просто очаровательны :heart:
Я так понимаю, невезучий Рональд не случайно рыжий )))

Спасибо! :red:

2015-04-29 в 13:29 

Mr.Chaffinch
Зяблик рюмит перед дождем
Не случайно. В честь стихии огня :-) спасибо-спасибо!

2015-04-29 в 14:26 

Ирина в тишине
Always be yourself! Unless you can be Cap.Jack Harkness... alway's be Captain Jack Harkness!
Mr.Chaffinch, я люблю стихию огня )) И драконов

2015-04-29 в 14:33 

Сусуватари
Дженни Харкнесс, о, я это поняла - еще когда огненные лисы-оборотни привлекли внимание ;)

   

Лабиринт сказок

главная